Отчет о справедливости суда над Сервером Мустафаевым и семью его со-ответчиками в Российской Федерации

ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ И ВЫВОДЫ 

В период с 15 ноября 2019 года по 16 сентября 2020 года международная правозащитная организация Посольство Прав Человека наблюдала за проведением совместного судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Сервера Рустемовича Мустафаева, Эрнеса Сейяровича Аметова, Марлена Рифатовича Асанова, Мемета Решатовича Белялова, Сервера Зекиевича Зекирьяева, Тимура Изетовича Ибрагимова, Сейрана Алимовича Салиева и Эдема Назимовича Смаилова в Южном окружном военном суде Российской Федерации, в рамках инициативы «TrialWatch» Фонда Клуни за Справедливость. Мустафаев является известным активистом и координатором «Крымской солидарности» - группы гражданского общества, оказывающей поддержку лицам, которые подвергаются аресту и иным преследованиям со стороны российских властей на Крымском полуострове. Судебное разбирательство дела по обвинению этих лиц было сопряжено с нарушением их права на справедливый суд и других прав человека, включая право на презумпцию невиновности, право на участие в судебном разбирательстве и свою защиту в нём, право на вызов и допрос свидетелей, а также право на свободу от незаконного и произвольного задержания. Учитывая эти нарушения, Военный апелляционный суд г. Власиха должен отменить приговор в отношении вышеуказанных лиц и издать постановление об их немедленном освобождении. 

Все восемь подсудимых являются крымскими татарами, исповедуют ислам и выступают в качестве активистов движения за права человека. Мустафаев и Смаилов были арестованы в процессе обыска их домов в Крыму, который был проведён 21 мая 2018 года, а остальные были арестованы в ходе аналогичных обысков 11 октября 2017 года[1]. После ареста Киевский районный суд г. Симферополя избрал меру пресечения в виде заключения под стражу до начала судебного процесса[2]. Впоследствии Южный окружной военный суд г. Ростов-на-Дону распорядился о переводе этих лиц из Крыма на территорию Российской Федерации[3]

Сторона обвинения выдвинула против каждого из этих лиц обвинения в совершении двух преступлений, предусмотренных российским Уголовным кодексом – «подготовка насильственного захвата власти или насильственного удержания власти»[4], а также «организация»[5] деятельности террористической организации или «участие»[6] в ней, по каждому из которых предусматривается тюремное заключение сроком до 20 лет. Различные суды удовлетворяли неоднократные обращения стороны обвинения, касавшиеся продления срока досудебного содержания всех восьмерых подсудимых в следственном изоляторе, причём они оставались в заключении с момента их ареста вплоть до завершения работы суда первой инстанции в сентябре 2020 года. 

15 ноября 2019 года в Ростове-на-Дону было начато рассмотрение Южным окружным военным судом дела по обвинению Мустафаева и его соответчиков[7]. Дело заслушивалось судебной коллегией, состоявшей из трёх членов, под председательством судьи Ризвана Абдуллаевича Зубаирова[8]

Прокурор, полковник Евгений Сергеевич Колпиков, построил обвинение на утверждениях о том, что подсудимые являются членами «Хизб ут-Тахрир» («ХуТ») – исламской политической партии, которая в Российской Федерации считается одной из террористических организаций и запрещена решением Верховного суда от 2003 года[9]. Ни в Украине, ни в Соединённых Штатах «ХуТ» не считается террористической организацией: на самом деле «ХуТ» исповедует принцип ненасилия[10]

В поддержку своих аргументов сторона обвинения представила свидетельства публикаций «ХуТ», запрещённых российскими властями и якобы изъятых в домах подсудимых во время обысков,[11] тайно сделанные записи разговоров этих лиц в мечети, которые, согласно заключениям представленной обвинением «экспертизы», доказывают, что эти лица проводили тайные собрания «ХуТ»; а также показания двух анонимных свидетелей, которые утверждают, что присутствовали на этих тайных собраниях «ХуТ» с участием подсудимых[12]. При этом ни обвинение, ни его свидетели ни разу не представили доказательств того, что кто-либо из восьми подсудимых планировал или осуществлял насильственные действия и что кто-либо из подсудимых имел или пытался приобрести оружие. 

Мустафаев и остальные семь соответчиков не признали свою вину, указывая на недостаточность адекватных доказательств того, в чём они обвиняются, отмечая бессвязность 1500-страничного обвинительного заключения и утверждая, что эти обвинения были выдвинуты для того, чтобы наказать их за работу в качестве активистов и принудить к молчанию[13]. Суд проводился на протяжении 72 заседаний, которые состоялись в период с ноября 2019 года по сентябрь 2020 года. 16 сентября 2020 года Южный окружной военный суд признал Мустафаева и шестерых его соответчиков виновными в совершении инкриминируемых им преступлений и приговорил их по совокупности к срокам от 13 до 19 лет с содержанием в колонии строгого режима, а также к дополнительному испытательному сроку от года до полутора лет[14]. Один человек был оправдан, при этом суд отметил, что он являлся членом «ХуТ» наряду с остальными подсудимыми, но в августе 2017 года «добровольно прекратил участие в деятельности организации»[15]

На досудебной и судебной стадиях производства допускались серьёзные нарушения прав. Судебное разбирательство в отношении этих лиц было незаконным с самого начала: оно было сопряжено с нарушением международного гуманитарного права, так как власти применяли российское уголовное право в оккупированном Крыму и перевозили украинских граждан на российскую территорию в целях содержания под стражей и проведения суда над ними. Кроме того, содержание под стражей всех восьмерых подсудимых, при котором большинство из них на момент вынесения приговора уже находились в заключении в течение трёх лет, являлось как незаконным, так и произвольным. Наконец, сам судебный процесс характеризовался неоднократными нарушениями прав подсудимых на справедливое судебное разбирательство, такими как использование анонимных свидетелей без объективных на то оснований или обеспечения уравновешивающих процессуальных гарантий; отказ стороне защиты в праве на перекрёстный допрос свидетелей обвинения и на вызов свидетелей защиты; а также нарушение права подсудимых на презумпцию невиновности – а именно, недостаточно обоснованный обвинительный приговор при практическом отсутствии соответствующих доказательств. 

Приведённый ниже анализ основан на требованиях обязательных международных договоров, одной из сторон которых является Российская Федерация, в том числе Конвенции о защите гражданского населения во время войны (Четвёртой Женевской конвенции), Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) и Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ). Чтобы выполнить свои обязательства по вышеупомянутым договорам, Российская Федерация должна отменить вынесенные этим лицам приговоры и обеспечить их немедленное освобождение. Кроме того, российские власти должны отказаться от применения российского уголовного права в оккупированном Крыму, а также прекратить незаконно перевозить украинских граждан на российскую территорию.

Полный Отчет о справедливости суда смотрите ЗДЕСЬ

Жалобу, поданную в Рабочую группу Организации Объединенных Наций по произвольным задержаниям от имени заключенного крымскотатарского активиста Сервера Мустафаева, смотрите ЗДЕСЬ

Ссылка на Заявление для прессы Фонда Клуни о настоящем отчете находится ЗДЕСЬ

------------------------------------------------

[1] Правозащитный Центр «Мемориал». «Бахчисарайское дело восьми о членстве в запрещённой организации «Хизб ут-Тахрир». Опубликовано по адресу https://memohrc.org/ru/special-projects/bahchisarayskoe-delo-vosmeryh-o-chlenstve-v-zapreshchyonnoy-hizb-ut-tahrir?page=2.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Уголовный кодекс Российской Федерации, Статья 278, во взаимосвязи со Статьёй 30(1) (режим ответственности «подготовка»).

[5] Уголовный кодекс Российской Федерации, Статья 205.5(1) («организация»). По этому подпункту обвинения были предъявлены Асанову, Белялову и Ибрагимову.

[6] Уголовный кодекс Российской Федерации Статья 205.5(2) («участие»). По этому подпункту обвинения были предъявлены Мустафаеву, Аметову, Зекирьяеву, Салиеву и Смаилову.

[7] Заметки наблюдателя от 15 ноября 2019 года.

[8] Там же.

[9] См. Национальный антитеррористический комитет Российской Федерации, Единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими. Опубликован по адресу http://en.nac.gov.ru/node/950.html. Решение Верховного суда было подвергнуто жёсткой критике в связи с тем, что с его помощью было признано незаконными множество организаций, при этом в нём не было приведено адекватного обоснования характера их деятельности. Например, в 2016 году четыре известных российских группы по правам человека выпустили совместное заявление, в котором данное решение Верховного суда критиковалось за то, что партия «Хизб ут-Тахрир» была признана «незаконной», поскольку, по их мнению, ни в литературе этой организации, ни в её практике или деятельности не содержалось никаких указаний на её участие в террористических действиях. См. публикацию Правозащитного центра «Мемориал», комитета «Гражданское содействие», Информационно-аналитического центра «СОВА» и Института прав человека «О преследовании Рустема Латыпова» от 7 февраля 2016 года. Опубликовано по адресу https://refugee.ru/news/o-presledovanii-rustema-latypova/.

[10] См. The Brookings Project on U.S. Policy Towards the Islamic World, “The U.S., Hizb-ut-Tahrir, and Religious Extremism in Central Asia”, 2016. Опубликовано по адресу https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2016/06/khamidov20030701.pdf.

[11] Заметки наблюдателя от 28 января 2020 года; Заметки наблюдателя от 7 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 10 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 18 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 18 мая 2020 года; Заметки наблюдателя от 19 мая 2020 года.

[12] Заметки наблюдателя от 25 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 26 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 27 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 28 февраля 2020 года; Заметки наблюдателя от 2 марта 2020 года; Заметки наблюдателя от 3 марта 2020 года; Заметки наблюдателя от 4 марта 2020 года (анонимный свидетель «Исмаилов»); Заметки наблюдателя от 9 июня 2020 года; Заметки наблюдателя от 10 июня 2020 года; Заметки наблюдателя от 11 июня 2020 года; Заметки наблюдателя от 15 июня 2020 года; Заметки наблюдателя от 16 июня 2020 года (анонимный свидетель «Бекиров»).

[13] Заметки наблюдателя от 19 ноября 2019 года.

[14] Заметки наблюдателя от 16 сентября 2020 года. См. также Южный окружной военный суд, решение суда первой инстанции от 16 сентября 2020 года, стр. 39–40.

[15] Южный окружной военный суд, решение суда первой инстанции от 16 сентября 2020 года, стр. 35.